Click to order
Cart
Ваше замовлення
Total: 
Промокод
Імя та Прізвище
Email
Телефон
Варіанти доставки
Місто
(введіть Місто)
Відділення Нової Пошти або Адреса
(введіть номер відділення або адресу для доставки)
Коментарі до замовлення
Чи потрібно вам передзвонювати?
Payment method
-20% по промокоду 20%FLASH до кінця карантина
-20% по промокоду 20%FLASH до кінця карантина
Наполеон
Святая Елена – маленький остров. Наполеон вспомнил, что именно этой строкой закончились его записи в тетради, когда он юношей учился в Военной школе Парижа и через год покинул ее стены в чине младшего лейтенанта артиллерии. И вот сейчас, именно на этом острове он не только отбывает ссылку, он завершает свой жизненный путь. Как запутана судьба! Ведь она открыто подбрасывает нам свои знаки и умеющий их читать оставляет след в истории.

Наполеон задумался. Он держал в руках, извлеченный из личного архива, листок бумаги. Это был приказ его маршала. Маршала Нея. Это был единственный приказ, который остался не выполненным.

Картограф, граф Лас Каз, прибывший на остров Святой Елены с одной только целью, помочь императору записать воспоминания, терпеливо ждал, когда Наполеон вновь заговорит. Торопить Бонапарта он не решался, так как помнил каким властным был Наполеон. Он заставлял подчиняться всех.

- Генерал, вы выше меня на целую голову, но я быстро устраню это различие, если вы посмеете не выполнять моих указаний, - сверкнув глазами жестко произнес Наполеон ещё на заре своей карьеры, в пору итальянской кампании. И храбрый генерал Ожеро, не боявшийся не только смерти, но и самого черта, нет, не испугался, а безропотно покорился. Бонапарт умел подчинять себе людей: быстро, безусловно и навсегда. Что уж говорить про простого графа, которому Наполеон, когда они работают, запретил открывать рот, чтобы не сбить императора с мысли.

А Бонапарт уже погрузился в воспоминания. Они были далеки от приказа, который он держал в руках, но были связаны с ним. Это были женщины. Его женщины. Их было три. Нет, на самом деле их было значительно больше, но лишь три женщины повлияли на его судьбу. Они много значили в его жизни.

Первой была Жозефина Богарне – вдова гильотинированного генерала, который лишился головы в день ее рождения. Став вдовой, с двумя детьми на руках, она вынуждена была принять предложение Наполеона, который был страстно в нее влюблен, несмотря на то, что был младше Жозефины на шесть лет. Он сделал ее императрицей, не взирая на многочисленные измены с ее стороны. Но Жозефина не могла родить наследника императору и в конечном итоге Наполеон из-за этого оставил ее.

Оставил ради брака с Марией-Луизой Австрийской – дочерью императора Священной Римской империи Франца II. Это был брак по двум банальным причинам. Первое – легитимация собственного титула в глазах монархов Европы. Второй причиной была необходимость зарождения собственной династии при рождении наследника от именитой супруги. Чистая политика, ничего личного. Поэтому, вторая жена хранила верность Наполеону равно как и первая.

Но в жизни Наполеона была третья женщина. Ту, которую он безумно любил до конца своих дней. Звали ее Мария Валевская.

Это было зимой 1806 года в Варшаве. Поляки приветствовали Наполеона как освободителя. Была среди них и Мария Валевская. Он сразу выхватил девушку своим взглядом из толпы, очарованный ее золотистыми волосами, огромными голубыми глазами, тонким девичьим станом и обворожительной манящей улыбкой. Остановившись, император приподнял двууголку и подарил ей цветы из того букета, что был у него в руках от восторженных варшавян.

А дальше... А дальше было все очень сложно. Наполеон потерял голову, а графиня была замужем. Что только не делал император, а Валевская отказывала ему при всех в праве на


танец, швыряла бриллиантовые ожерелья в посыльного, не отвечала на письма Бонапарта. Тогда император включил политику. Он намекнул верхушке Польши, что если они помогут ему покорить гордую Марию, то страна обретет независимость. Ему было трудно пойти на такой шаг, ему, привыкшему с наскока брать не просто какие-то крепости, форты или города, а целые страны, но теперь терпевшего поражение у ног красавицы.

Польская шляхта отнеслась к намекам Наполеона серьезно. Слишком высокая цель стояла против неуступчивости юной графини. Они даже получили согласие самого Валевского на связь с Бонапартом ради свободы Польши. Марию призывали к благоразумию, ведь польские мужчины жизнь отдают не задумываясь ради независимости Польши, а от нее требуется просто переспать с императором. От нее не убудет. Но Мария стояла на своем. Без любви нет и остального!

И любовь всё же пришла! Наполеон вспоминал то время, как самое счастливое в своей жизни. Все сокровища мира не сделали бы их такими счастливыми, как то, сколько любви они испили вдвоем. Они были так близки, что делились самым сокровенным.

Мария рассказывала как ее отдали в шестнадцать лет замуж за шестидесяти восьмилетнего графа, младший внук которого был старше ее на десять лет. Рассказывала как она сначала ненавидела, а затем за что полюбила Наполеона и как она готова жизнь свою отдать ради того, чтобы он был счастлив.

А Наполеон рассказывал конечно о войне. Как он чувствует себя бесконечно виноватым перед собственными солдатами. И тогда, в Африке, когда посещал умирающих сотнями в госпитале от чумы. И тогда, под Аустерлицем, обходя поле боя после битвы, он приказал снимать с убитых шинели и укутывать ими раненных. И тогда, после битвы при Маренго, когда обвалился склон и обнажил древнего воина. Наполеон глядел на него долго, а потом приказал захоронить с почестями, но стихия не дала это сделать: склон опять осыпался и целая гора возникла на этом месте.

Но Наполеон помнил этого солдата. Он не мог догадываться, что его раскопают спустя почти двести лет, в 1992 году и датируют пятью тысячами лет с момента смерти. Он запомнил, что было у этого солдата. У него был рюкзак. Древний военный рюкзак о котором так мечтал Наполеон. Будь он у его бойцов в африканской компании, каждый носил бы собой запас воды и не было бы эпидемий. Будь он при европейских баталиях, у каждого за спиной было бы свое одеяло, тогда не надо было бы терзать трупы. Там была бы еда, порох, пули, перевязка и многое другое. Обо всем этом он делился со своей возлюбленной.

И вот за сутки перед сражением при Ватерлоо, в ставку Наполеона, где он совещался вдвоем со своим маршалом, посыльный доставил из Польши груз. Наполеон извлек из саквояжа кожаный предмет.

- Маршал Ней! Гляньте, она сделала это! Это рюкзак! Это армейский рюкзак о котором я ей рассказывал! Пишите приказ по армии. Мы дадим это каждому солдату.

Маршал сел за стол за спиной Бонапарта и начал писать, а Наполеон все крутил его в руках, расстегивая и заглядывая в многочисленные карманчики. В одном из них рука наткнулась на какой-то предмет. Этот предмет был завернут в шелковый платок с вензелями графини Валевской.

- Сир! Как мы назовем и пропишем в уставах этот рюкзак? – поинтересовался маршал Ней отрываясь от письма.

- Пряник! – воскликнул Наполеон.
- Пряник? – удивленно переспросил маршал испытывающе глядя в спину императора. - Это пряник! – подтвердил Наполеон.


- Ну пряник, так пряник, - не смея перечить императору, подумал про себя маршал и склонился опять над приказом.

- Она все помнит! - уже про себя подумал Бонапарт. Она помнит ту последнюю ночь, когда они стояли на коленях друг напротив друга на императорской постели и спорили о силе своей любви. И тогда Мария не отрывая глаз протянула руку к столику со сладостями. Ей попался медовый пряник.

- У кого в зубах останется большая часть, тот и любит сильнее, - решила закончить спор Мария. Каждый тянул пряник к себе. Тогда победил Наполеон. И вот сейчас она дарила ему всю себя, вложив такой же как тогда, но целый пряник в рюкзак, который он так хотел. А еще она родила ему сына, который послужит Франции уже после смерти Наполеона.

- Ней был человеком храбрым, - глядя в глаза графу начал диктовать Наполеон. Он хотел рассказать как при последнем сражении при Ватерлоо под маршалом было убито пять лошадей, но императору не хотелось вспоминать Ватерлоо, ибо после сражения последовало его отречение и ссылка и было уже не до выполнения последнего приказа маршала Нея по рюкзакам. Бонапарт не хотел развивать эту тему, поэтому лишь произнес, - Его смерть столь же необыкновенна, как и его жизнь.

Наполеон еще раз скользнул глазами по бумаге остановившись в местах где маршал Ней написал Pryanik и отложил приказ в сторону. Он ничего не напишет в книге про это. Это он унесет с собой.

Легенды и мифы от Pryanik.